Библиотека

19.09.2013

Битва за космос. Россия, 21 век

Сергей Жуков, Андрей Ионин, Дмитрий Пайсон 

На текущей неделе состоялись две рабочих встречи, имеющих непосредственное отношение к судьбе отечественной ракетно-космической промышленности (РКП). Обсуждались вопросы реформы отрасли и системы государственного управления космической деятельностью, а соответственно – и штаба отрасли, Федерального космического агентства (Роскосмоса). 

18 марта в библиотеке Белого Дома состоялось заседание Экспертного совета (ЭС) Правительства России под председательством Министра Михаила Абызова.

19 марта в том же зале прошла встреча рабочей группы по реформированию космонавтики, возглавляемой Вице-премьером Дмитрием Рогозиным (фото рабочих моментов встречи - здесь). Рабочая группа и привлекаемые эксперты разрабатывают эту тему более полугода – с сентября 2012 г. Предложения по реформе отрасли должны быть представлены Премьеру Дмитрию Медведеву в марте, а затем, в апреле, лечь на стол Президента России.

Эксперты космического кластера активно участвуют в выработке предложений. Мы осознаем, что от правильности принимаемых сегодня решений зависят не только перспективы «большой» космонавтики, но и возможность развития инновационной бизнес-среды в сфере космической деятельности – того, чем мы в Сколково и занимаемся.

При обсуждении столкнулись две основные точки зрения. Скажем сразу – консенсус не был достигнут. Дмитрий Рогозин, подводя итоги обсуждения, констатировал, что рабочей группе не удалось выработать консолидированную позицию. В чем же суть разногласий?

О позиции Роскосмоса. Руководство агентства подготовило большой пакет документов, обосновывающий необходимость создания государственной корпорации, причем из всех существующих моделей ГК Роскосмос  остановил свой выбор на наиболее «полной», реализованной Росатомом. Такая корпорация, по замыслу разработчиков, должна объединить федеральный орган исполнительной власти (Роскосмос) и промышленность в единую структуру. При этом за корпорацией сохраняется функция главного распорядителя бюджетных средств (ГРБС), а также выстраивается жесткая административная вертикаль управления предприятиями [1], многие из которых уже имеют форму ОАО, в том числе - и не на 100% государственных.

Прямого  ответа на вопрос о постоянном или временном характере такого образования и критериях перехода к современным моделям управления в предложениях Роскосмоса нет. Мы эту позицию не поддерживаем, полагая, что в случае создания подобной госкорпорации: а) давно уже ставшая неэффективной «капсуляция» ракетно-космической промышленности примет законченные жесткие организационные формы; б) решение ключевых проблем сегодняшней российской (да и мировой) космонавтики - развития конкуренции и инноваций, из «прозрачной» рыночной среды переместится «внутрь» корпорации; в) понизится уровень ответственности за результат (корпорация станет сама себе планировщиком, заказчиком, исполнителем и приемщиком работ, она же станет отчитываться перед руководством страны). И - last but not least! - представители экономического блока правительства подчеркнули, что такая госкорпорация не сохранит за собой "право быть ГРБС" (а значит, эта ключевая функция "владельца бюджетной строки" перейдет к другому федеральному органу, скорее всего, Минпромторгу России). 

Альтернативная позиция была представлена Экспертным советом Правительства России. Она состоит в том, что Роскосмос как национальное космическое агентство должен быть сохранен и усилен в части нацеленности на разработку стратегии и целевых программ космической деятельности, формирования государственного заказа на ракетно-космическую технику и, что важно, заказа на инновации. А все существующие промышленные государственные активы должны быть переданы в имеющую форму ОАО управляющую компанию под условным названием «Космопром».

При этом экспертами предложены три этапа реформы, на первом из которых произойдет разделение государственного агентства и приданных ему отраслевых институтов, с одной стороны, и промышленных активов, с другой. На втором этапе «Космопром» проведет инвентаризацию и интеграцию промышленности, возможно, в два или более конкурирующих холдинга. На третьем этапе (к 2020 году) произойдет развитие коммерчески эффективных компаний, конкурентоспособных на мировом рынке. 

Предложения ЭС ближе к нашей позиции, чем точка зрения Роскосмоса. Здесь есть имеют четкие временные этапы, понятные критерии оценки эффективности работы управляющей компании, допускается «государственный маневр» в ходе многолетнего процесса реформ (ведь очевидно, что сегодня всего предвидеть нельзя). Однако, необходимо четко проработать механизмы обеспечения  конкуренции, развития инноваций и привлечения в российский космос частной инициативы.

За время своей деятельности рабочая группа Рогозина рассмотрела немало аналитических материалов. Среди них – исследования Высшей школы экономики, российских консалтинговых компаний «АксионБКГ» и Strategy Partners, индивидуальные записки экспертов, мнения ряда министерств. Был проанализирован опыт ведущих стран мира в сфере космической деятельности. Свой заметный вклад в выработку решений внесли и эксперты космического кластера Сколково. В «сколковской» группе работали два доктора наук, два обладателя степени MBA, несколько кандидатов наук, военные специалисты (в запасе), авторы многих острых публикаций в прессе и разработчики основополагающих документов программно-целевого планирования последнего времени.

На своей позиции хотели бы остановиться подробнее. Мы предложили договориться относительно основополагающих принципов структурного реформирования РКП и дали свой вариант:

  1. Разделение государственного целеполагания, государственного заказа и управления экономической деятельностью предприятий РКП;
  2. Широкое участие представителей и организаций прикладной и академической науки, экспертного и промышленного сообщества в определении стратегических направлений исследования и освоения космоса;
  3. Развитие конкуренции в промышленности, в том числе - путем сохранения конкурирующих проектно-конструкторских школ и стимулирования частной инициативы;
  4. Создание инновационной среды в отрасли, в том числе - путем поддержки частной инициативы и во взаимодействии с государственными институтами развития РФ;
  5. Бизнес-оптимизация производственных мощностей и процессов в РКП (укрупнение, вертикальная интеграция, синергия, стандартизация, межотраслевая кооперация), но сбалансированно и осторожно - не в ущерб другим ключевым принципам (развития конкуренции и создания инноваций);
  6. Исключение временных структурных решений, приводящих к необратимым изменениям в составе производственных сил, которые не позволят впоследствии перейти к более эффективной модели.

Эти основополагающие принципы должны отражаться в любой новой структуре РКП.

Предлагаемый нами вариант системы управления с условным названием «Дуополия» предусматривает:

  1. «Усиление» Роскосмоса как компетентного центра реализации государственной космической стратегии и формирования госзаказа на инновации, в том числе за счет перепозиционирования его головных институтов как  центров компетенции. Именно они должны стать центрами выработки научно-технической политики, формирования и управления программами изучения и освоения космоса. Обновленная структура агентства должна  сыграть важную роль в подъеме качества аэрокосмического образования, положить начало новой привлекательности космических профессий.
  2. Интеграцию всех активов ракетно-космической промышленности, связанных преимущественно с финишной продукцией РКП, в две конкурирующие вертикально интегрированные корпорации. Наличие двух одномасштабных субъектов, с одной стороны, создает необходимые (но не достаточные) условия для развития конкуренции, а с другой, позволяет максимально сконцентрировать на решении национальных задач государственные ресурсы (всегда ограниченные) и человеческие компетенции (также всегда ограниченные). «Естественными» центрами интеграции выглядят  ОАО «РКК Энергия» и ФГУП «ГКНПЦ им. Хруничева», однако это требует дополнительного изучения.

В качестве дополнительных условий по данному варианту мы предложили: а) создать совместное предприятие дуополистов с участием головных организаций Роскосмоса для продвижения на внешние рынки по принципу «мягких» монополий; б) объединить ряд направлений в независимые горизонтальные холдинги (очевидные кандидаты – двигательное и приборное производство), имея в виду на перспективу интеграцию этих направлений (в силу объективной рыночной синергии) с авиадвигателестроительным, приборостроительным, телекоммуникационным бизнесом.

На наш взгляд, вариант с дуополией  наиболее последовательно  реализует все шесть описанных выше принципов.

Подведем итоги. На прошедших в марте совещаниях обсуждалось несколько «развилок». Основной вопрос (будет ли создаваться госкорпорация или сохранится национальное космическое агентство?)  звучит вполне по-шекспировски экзистенциально: «быть или не быть?».

Второй вопрос – как интегрировать  РКП?  Здесь есть своя «развилка»: создаем единый «Космопром» или несколько холдингов?

Вплотную ко второму вопросу примыкает третий, также принципиальный: сохраняет ли Роскосмос функцию по экономическому управлению предприятиями (вежливо обозначаемую как «координация» или «представительство государства в советах директоров ОАО»), либо начнется, на наш взгляд, назревший процесс институционального разделения промышленности и ее основного государственного заказчика?

На другом конце цепочки «маячит» необходимость запустить, наконец, реальную, а не для галочки, выработку целеполагания высокого уровня. Это необходимо сделать для того, чтобы цели и задачи космической деятельности перестали восприниматься как «внутреннее дело» отдельного ведомства или даже отдельной отрасли в целом. По нашему убеждению, цели страны в космосе должны разрабатываться в рамках межведомственного, межотраслевого и межсекторного обсуждения и провозглашаться президентом России.

Приводим особое мнение одного из авторов настоящей статьи, эксперта кластера Андрея Ионина: "Важно отметить, что решение всех указанных вопросов будет означать лишь то, что российская космонавтика будет трансформирована из де факто «исходного» (советского) состояния, сложившегося еще при Сергее Павловиче Королеве (это состояние можно назвать Space 1.0), в состояние, оптимизированное по управлению и структуре. Но это не новый этап, а, по сути, это та же «традиционная» космонавтика. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть американскую или европейскую космические отрасли, которые прошли через «бизнес-оптимизацию» в 1980-1990-х годах. Это не новый этап развития - Space Х.0, а «всего лишь» апгрейд прежнего - Space 1.1. Для того, чтобы России не отстать от мирового космического поезда, который, на наш взгляд, именно сегодня вновь набирает ход, нам надо быстро двигаться и уже сейчас смотреть много дальше – через необходимый для нас этап «оптимизации» Space 1.1 в будущее – к Space 2.0, Space 3.0 и еще дальше".[2]

Сроки на выработку решений, установленные руководством страны, истекают. Вице-премьеру Дмитрию Рогозину, похоже, предстоит сделать нелегкий выбор.


[1] Надо отметить, что эта позиция имеет глубокие корни, уходящие вглубь истории развития советской и постсоветской космической деятельности. Предприятиями управлял Минобщемаш СССР, а в 1992 году эта традиция перешла «по наследству» вновь созданному Российскому космическому агентству, которое последовательно преобразовывалось в Российское авиационно-космическое (1999) и Федеральное космическое (2004). Правда, РКА было первоначально сформировано как "чистый" заказчик – с приданными ему "всего" четырьмя исследовательскими и испытательными центрами, но спустя несколько лет профильная промышленность собралась под его крылом, и агентство де-факто обрело черты министерства. Сказалась сила традиции. (Подробнее об истории Роскосмоса - здесь).

[2] Особый взгляд эксперта Ионина на тематику  Space Х.0 изложен в прилагаемой презентации.

 

    Источник: Skolkovo Community

 


Возврат к списку