Библиотека

28.03.2013

Вернадский и формирование глобального ноосферного миропорядка ХХI века

Автор: В.Л. Квинт, академик РАН (иностранный член Российской академии наук), д. э. н., профессор, заведующий кафедрой финансовой стратегии Московской школы экономики МГУ им. Ломоносова 

Владимир Иванович Вернадский — один из крупнейших мыслителей ХХ века, создатель нескольких научных направлений в различных областях знаний, включая геохимию и геоморфологию. Но последние 35 лет представителей многих отраслей знаний притягивает выдвинутая Вернадским во многом мистическая, но прежде всего междисциплинарная научная категория «ноосфера». Отойдя от детальных дефиниций данной категории, которые широко представлены в энциклопедиях и Интернете и анализируются в различных статьях, в общем и целом ноосфера — это та окружающая человека и человечество среда, воздействие на которую сознания и деятельности индивидуумов, общественного сознания и общества сравнимо с воздействием геологических и тектонических процессов; сравнимо как по масштабам, так и по результатам.

Вместе с тем, говоря о человеческом разуме, прежде всего следует подчеркнуть, что, не обладая сколь-нибудь значительными представлениями о результатах и глубинных долгосрочных последствиях своего воздействия на окружающую среду, человечество самоуверенно собиралось ее усовершенствовать. «И не просить милости у природы», а «брать» и использовать ее ценности, не задумываясь об измеряемых столетиями и тысячелетиями в основном негативных последствиях этой бездумности и самоуверенности. Формирующееся общественное сознание возникающего глобального сообщества до сих пор не выработало стратегические приоритеты стабильного взаимообогащающего сосуществования и развития с окружающим человечество миром. А без этого невозможно достичь и долгосрочно поддерживать высокое качество хорошей жизни каждого индивидуума глобального сообщества.

Бесспорно, что слова Вернадского относятся не только к земным недрам, почве и атмосфере нашей планеты, но и к все более и более дальнему космосу, в который все больше и больше проникают так или иначе научно-технологические результаты человеческой мысли и сама эта мысль, не всегда приобретающая материальные формы. Популяризация этой категории приводит к попыткам как религиозных, так и политических деятелей использовать эту категорию в своих часто сиюминутных или долгосрочных целях. Однако эти попытки ведут лишь к упрощению или к ущербной для этой категории политизации. Бесспорно, что ноосфера как глобальная и даже вселенская категория влияет и на идеологию, и на духовность общественного сознания, и на политику, и на все страты политической жизни, но Вернадский, являвшийся не кем иным, как ученым, мыслителем, ввел эту категорию прежде всего для осмысления человечеством результатов своих научных исследований в их взаимодействии с тем, что он и назвал «ноосферой».

Процессы глобализации экономического и общественного развития человечества, приобретшие на границе II и III тысячелетий нашей эры, вывели эту категорию за рамки исключительно фундаментальных исследований в сферу практической жизни, анализа ее закономерностей и последствий. Именно на границе тысячелетий произошло формирование нового экономического феномена — глобального рыночного пространства (Global Marketplace). К началу второго десятилетия ХХ века, это пространство объединяет (по моей оценке) приблизительно 96–97% мировой экономики и продолжает расширяться. В рамках глобального рыночного пространства формируется и совсем новое экономическое явление «глобальная производственная площадка» (Global Workplace), когда производственные силы и производственные отношения, размещенные на территории часто далеких друг от друга стран, тем не менее объединяются единым технологическим процессом и общей конечной продукцией. Это можно наблюдать и в масштабах отдельных стран, и прежде всего России с ее крупнейшей на планете территорией в рамках национальных границ, когда, например, ресурсы Кольского полуострова Европы и азиатского Таймырского полуострова объединяются транспортной артерией Северного морского пути с его ледокольным и транспортным флотом в единый технологический процесс. И даже анализ взятого в отдельности этого технологического процесса уже показывает масштабы и глубину в данном случае негативных последствий влияния на геологию и экологию всего лишь одного производства с относительно узким спектром конечной продукции.

Возникновение глобального рыночного пространства было бы невозможным без бы- строго развития на территории стран, ранее не вовлеченных в крупномасштабное миро- вое разделение труда, общих рыночных от- ношений. Возникновение на территории все большего числа стран, интегрированных процессов рыночной экономики привело вначале к взаимодействию этих стран с формирующимися рынками (Emerging Market Countries) с рынками развитых государств, а затем и развивающимися, и подобными себе странами с формирующимися рынками. Так, в масштабах мировой экономики стал складываться новый экономических феномен «глобальный формирующийся рынок» (Global Emerging Market), ставший значительной частью глобального рыночного пространства. Взаимодействие участников глобального производственного процесса с производительными силами и с производственными отношениями разных стран, возникновение глобального рыночного пространства привело к появлению новых феноменов — глобального сообщества и глобального сознания. Когда проекты на основе прямых и в том числе иностранных инвестиций реализуются в кооперации с нестабильными регионами мира, они имеют две основные функции: служат доказательством того, что сотрудничество с данными региона- ми и даже осуществление инвестиций на его территории возможны, а это, в свою очередь, открывает для населения этих регионов но- вые горизонты на основе международного и глобального сотрудничества. Успех прямых иностранных инвестиций на глобальном рыночном пространстве готовит более благо- приятные условия для деятельности многонациональных институтов в решении поистине глобальных проблем ноосферного масштаба. С точки зрения глобальной стратегии ноосферного миропорядка прямые иностранные инвестиции строят мосты между народами. Когда же, как быстро и где их возводить, на какой технологической основе и возводить ли вообще — вечные и каждодневные вопросы стратегирования, требующие не только грамотных, но прежде всего мудрых — ноосферного масштаба миропонимания ответов. Так продолжается формирование ноосферы, по сути предсказанной Владимиром Ивановичем Вернадским.

Важнейшая проблема многонациональных институтов — включая Мировой банк, МВФ и Всемирную торговую организацию — состоит не в продолжении их практики, испытанной в XX веке, когда они сосредоточивали свою деятельность на решении внутренних и внешних проблем отдельных стран-членов. В XXI веке им необходимо сфокусироваться прежде всего на глобальных вызовах ноосферного масштаба, встающих перед глобальным сообществом, которые не будут или в силу своей природы и планетарных масштабов не могут быть включены в повестку дня национальных правительств при отсутствии стратегического лидерства международных организаций нового глобального миропорядка. Глобальный миропорядок XXI века реализуется в условиях, когда базовые экономические факторы меняют свои качественные характеристики и роль на глобальном рыночном пространстве бизнеса. Природные экономически доступные ресурсы, и прежде всего пресная вода и углеводородное топливо, истощаются, трудовые ресурсы уже находятся в стареющей демографической стадии, особенно по соотношению людей в трудоспособном возрасте, инвестиционный капитал структурируется по ориентации на традиционную экономику и одновременно на нарождающуюся экономику знаний; функционирующая производственная и социальная инфраструктура основана на технологиях начала XX века и нуждается в революционном обновлении и расширении. На все эти и многие другие вызовы нового тысячелетия человечество может ответить только на основе новой стратегической парадигмы ноосферного масштаба, в основе которой должна находиться экономика знаний. Этот движитель преобразования потенциала новых идей превращает глобальное рыночное пространство, по сути, в единую территорию использования знания для достижения новых приоритетов ноосферного характера стратегического мышления. Исходя из изложенного выше, можно заключить, что стратегические приоритеты нового ноосферного глобального миропорядка будут связаны прежде всего с такими ключевыми категориями, как человек, экология, знания, превентивность, кооперация, стабильность, толерантность, правореализация.

Усиление ценности человеческой жизни и качества среды обитания в общественной морали ноосферного масштаба требует превентивных мер, способствующих предупреждению заболеваний и преждевременного старения при продлении ожидаемой продолжительности жизни, приоритетному развитию образования по профессиям экономики знаний, превентивных мер по предотвращению загрязнения окружающей среды и, конечно же, предотвращения международных вооруженных конфликтов и глобальных экономических кризисов. Эти категории и приоритеты являются главными на повестке дня глобального сообщества эры ноосферого миропорядка, требуют новой и активной роли государства в сотрудничестве с многонациональными институтами и частным бизнесом, поддержании эффективного рыночного пространства и глобальной производственной площадки с ориентацией на акселерацию экономики знаний как локомотива инновационного развития производительных сил и производственных отношений. Когда венчурный капитал высокорискового инновационного экономического процесса нуждается в поддержании банковским капиталом и в государственных гарантиях для крупно- масштабного тиражирования критически важных достижений экономики знаний, роль государства в сотрудничестве с бизнесом, безусловно, возрастает в новом глобальном миропорядке. Эти новые тенденции и приоритеты будут объективно поддерживать зарождающийся глобальный социум и объединяющие его ценности и интересы. Таким образом, к концу первой четверти XXI века сложится новая ноосферная стратегическая парадигма глобального миропорядка.

Дальнейшее оптимистическое развитие человечества, повышение качества жизни каждого индивидуума в этих усложняющихся условиях начального созревания ноосферного мироосознания при экспоненциальном росте населения и дефиците жизненно важных ресурсов невозможно без разработки и реализации креативных стратегий на глобальном, региональном, национальном и корпоративном уровнях. Экономические и социальные кризисы первого десятилетия XXI века существенно деморализовали общественное сознание, и человечеству необходимо воссоздание парадигмы стратегического успеха, общественной надежды, и именно это и должны учитывать все выше- названные стратегии эры ноосферого мироосознания.

Статья из журнала "Современные производительные силы", №1(2), 2013


Возврат к списку