Владимир Квинт: у России нет чёткой стратегии развития, отсюда наши беды

09.10.2015

Владимир Квинт: у России нет чёткой стратегии развития, отсюда наши беды

У России до сих пор нет продуманной стратегии развития, она движется по инерции. Отсюда наши беды.

Владимир Квинт.
Владимир Квинт.

Как вырваться вперёд? О том, что к 2017 г. Россия столкнётся с труднопреодолимыми и даже непреодолимыми в сжатый отрезок времени проблемами, прежде всего, структурно-экономического характера, Квинт неоднократно предупреждал в своих публикациях начиная с 2010 г. До санкций, до падения цен на энергоносители, которыми сейчас пытаются объяснять все трудности в российской экономике.

— Уже тогда было очевидно, что к 2017 г. стране будет не хватать научно-технологических, финансовых и материальных ресурсов для реализации тех приоритетов, которые жизненно важны для России. В том числе и тех, которые позднее обозначил в своей президентской программе Владимир Путин. И происходит это не оттого, что Россия бедна, а оттого, что имеющиеся ресурсы расходуются неправильно, не туда, размазываются. Я занимаюсь стратегическим планированием много лет, консультировал правительства ряда стран, создавал стратегии для многонациональных компаний. В октябре выходит моя новая книга «Стратегия глобального рынка: теория и практические применения». В ней я обращаюсь к опыту стратегирования в разных странах. Хотя в России есть хороший опыт разработки нескольких корпоративных и региональных стратегий, но в целом самая большая беда в том, что в России нет грамотной единой общегосударственной, сориентированной на национальные приоритеты, ресурсно-обеспеченной стратегии.

Почти все принятые документы, именуемые стратегиями, не были и не будут комплексно реализованы, потому что ресурсно не обеспечены и уже в силу этого являются горами бесполезной макулатуры. Создатели этих «шедевров» путают план с прогнозом, приоритеты с вызовами, принципами и пр. Все имеющиеся российские стратегии догоняющие. Но даже президент уже говорил о том, что стране нужны асимметричные стратегии, которые при ограниченных ресурсах позволят вырваться вперёд, а не плестись вечно в хвосте. Ведь другие страны не сели перекурить, они также развиваются. Недавно наконец подобную концепцию поддержал и Совбез России. Но главное, стратегии не могут реализовываться без ресурсного обеспечения каждой из их целей и последующих задач, а ресурсная составляющая как раз в них и не прописана. Без ресурсов этот документ не более чем лозунг или набор добрых пожеланий. Ещё хуже обстоит дело со стратегиями регионов. Их массово начали создавать в 2000-е гг., и на 99% они делались в основном распиловщиками бюджетов, которые просто под копирку передирали их друг у друга, иногда даже забывая поменять название региона. Однако отличная, одна из лучших в мире региональных стратегий — Стратегия экономического и социального развития — принята в 2014 году в Санкт-Петербурге, но её опытом пока никто не воспользовался. Кстати, стратегия этой крупной городской агломерации обоснованно сконцентрирована всего на 3-х стратегических приоритетах национальной важности, для каждого из которых Петербург имеет неоспоримые конкурентные преимущества. Реализация этой стратегии, в свою очередь, — главный приоритет деятельности губернатора и городского правительства.

Латание дыр

Проблема России в том, что разработкой стратегии в основном занимаются некомпетентные в этом деле люди. Возможно, они хорошие экономисты или юристы, но этого мало. Нужна профессиональная подготовка в сфере стратегирования. В 2007 г. в Московской школе экономики МГУ появилась кафедра, которая готовит стратегов в сфере экономики и финансов, обучает общей теории стратегии. Создана кафедра стратегии и в Северо-Западном институте Президентской академии. Более года назад был принят федеральный закон о стратегическом планировании, однако ситуация лучше не стала. Дипломированные стратеги к созданию главных документов страны не привлекаются, а сам закон нарушается ежедневно. Сегодня правительство занято исключительно латанием дыр. На решение сиюминутных задач тратятся огромные ресурсы, а это очень опасно.

Приведу один исторический пример. Германия до Второй мировой войны имела 4-летнюю стратегию развития, вкладывалась в перспективные проекты, а в начале 1940-х фюрер приказал не финансировать ни одну научную разработку, которую нельзя реализовать в течение 6 месяцев. Для всего мира это было огромное счастье, иначе бы у нацистского режима появились бы и атомная бомба, и сверхзвуковые самолёты, но для самой Германии такой подход оказался роковым… Грамотные стратегии развития есть у нескольких стран мира, но самая лучшая — 100-летняя — у Китая. Лидер её разработки и первоначальной реализации — гений стратегии Дэн Сяопин. До того, как его идеи были приняты, он успел побывать в трудовом лагере. Но когда нищета и голод в Китае достигли всех мыслимых и немыслимых пределов, Мао Цзэдун вернул оттуда Дэн Сяопина и принял его систему, которая соединяла принципы рыночной экономики с идеалами социализма и коммунизма. Пленумы ЦК КПК регулярно отслеживают выполнение этой стратегии развития до 2076 г., а параллельно идёт разработка стратегии на 200 лет. Результаты грамотного подхода китайцев к планированию своего будущего мы видим каждый день. Всё, что делает эта страна, направлено, в том числе, на продвижение, расширение своего присутствия в мире, и это один из главных национальных приоритетов. Недавняя новость — Китай заключил контракт с «Боингом» на покупку 300 (!) самолётов. Это перевооружение всего воздушного флота, которое приведёт к выигрышу на мировой арене пассажирских воздушных перевозок.

В чём приоритеты России?

Какие национальные приоритеты нужно поставить во главу угла России? Отвечая на этот вопрос, скажу, что приоритетов не может быть много. И это должны быть те приоритеты, по которым у страны уже есть или могут быть эффективно созданы конкурентные преимущества. Если конкурентного преимущества нет и не предвидится его создать или приобрести в стратегируемый период, то от такого приоритета, не обеспеченного конкурентным преимуществом, следует отказаться, либо отложить его. Стратегии разрабатываются не для решения проблем, а для достижения жизненно важных приоритетов долгосрочного характера. В свою очередь, ресурсы нужно тратить только на цели и задачи, материализующие национальные приоритеты. Если речь идёт о финансировании образования, то ресурсы тратятся на подготовку специалистов, которые будут воплощать именно эти цели, если о науке — то на необходимые для этих целей научные исследования и разработки и т. д.

Повторюсь, сейчас средства расходуются, с точки зрения теории стратегии, мягко сказать, неэффективно. Зачем, к примеру, в стране – середнячке по энергоэффективности (не самой энергоэффективной, но и далеко не самой энергозатратной) несколько лет назад пытались вдруг произвести полную замену лампочек накаливания?! Каким образом это связано с национальными интересами? Конкретизировать национальные приоритеты я бы не рискнул. Это глубокая аналитическая работа, которой нужно заниматься. Но для разработки такой стратегии не требуются ни гигантские затраты, ни бессмысленно раздутые коллективы профессионалов, которых-то и в стране крайне мало.

Могу предположить, что в числе приоритетов должен быть туризм (кстати, именно эта отрасль вносит наибольший вклад в мировой валовый продукт и не требует немедленных гигантских инвестиций), экономическое освоение Арктики, ренессанс селективных территорий Дальнего Востока (на полное его освоение у России пока нет ни сил, ни средств, да и стратегии). Можно рассматривать перспективы России как глобального поставщика пресной воды. В ближайшем будущем именно питьевая вода, а не нефть и газ будет самым востребованным товаром на мировом рынке. В Испании, например, уже построены огромные заводы по обессоливанию морской воды. В России же, с её огромными — вторыми в мире — запасами пресной воды, варианты её экспорта пока даже не обсуждаются. Россия всё ещё сохраняет достаточно высокие конкурентные позиции по ряду научных направлений, но здесь уже требуется полное инвестиционное обеспечение. А социальные цели нельзя ставить впереди решения экономических задач. Об этом, кстати, ещё пару лет назад говорил президент Путин.

В целом, у страны осталось крайне мало времени для реализации стратегически обоснованного и ресурсно-обеспеченного кардинального структурного манёвра в направлении экономики XXI века.

Источник